Тема

15 декабря 2018, 16:42 Источник: АПК-Информ Просмотров: 1276

Уборка в Казахстане - 2018: вырастить и убрать урожай оказалось легче, чем загрузить в вагоны

Для аграриев Казахстана ни один год не похож на предыдущий. Так, в т.г. собрано 22,8 млн. тонн зерна при урожайности чуть более 15 ц/га, однако неблагоприятные погодные условия, а именно затяжные дожди, во время уборочной кампании привели к повышенной влажности всего собираемого зерна. Очевидно, что при таких условиях зерно требует дополнительной сушки, что, в свою очередь, увеличивает расходы на ГСМ и приводит к росту себестоимости зерна. Тем не менее, больше проблем аграриям создает традиционный дефицит вагонов. Чтобы подробнее узнать о положительных и отрицательных моментах уборочной кампании, а также о торговой деятельности аграриев в т.г., журнал «Агробизнес. Казахстан» эксклюзивно для АПК-Информ провел опрос и задал аграриям следующие вопросы:

 

1. Насколько сложившиеся в текущем году погодные условия повлияли на ход уборки и для каких культур осложнили проведение полевых работ?

2. Как по сравнению с предыдущим годом изменились качественные характеристики зерновых и масличных, и насколько частые дожди поспособствовали развитию грибковых и других заболеваний растений?

3. Какой объем минеральных удобрений и средств защиты растений в т.г. использовался и с чем это связано?

4. Насколько затратной оказалась в текущем году уборочная кампания по сравнению с прошлым (использование ГСМ, зерносушилки и т.п.)? Чем Вы руководствовались при формировании цен на зерно?

5. Охарактеризуйте ценовую тенденцию на рынках зерновых и масличных культур. 

6. Характерны ли в этом, как и в прошлом, году проблемы с недостатком вагонов? Возникают ли проблемы при отгрузке зерна на/с элеваторы/ов?

7. Планируете ли менять торговую политику в т.г. по сравнению с предыдущим? 

8. Планируете ли увеличивать (уменьшать) площади под культурами под урожай 2019 года, исходя из условий текущего года?

 

Эдуард Двуреченский,

директор ТОО «Мелитопольское» (Сарыкольский район, Костанайская область)

1. Неблагоприятные погодные условия преследовали фермеров с начала посевной и до самой уборки. Во время сева установилась холодная и дождливая погода. К моменту наступления календарных сроков начала сева (16-18 мая) почва прогрелась от +6-7°Cна стерневом фоне до +10-11°Cна обработанном. Сорняки ещё не взошли. Пока мы ждали, когда почва достаточно прогреется, с 20 мая начались дожди. Поэтому посевная началась с большим опозданием и сильно затянулась. Летом было крайне мало эффективных температур, и созревание пшеницы началось в конце августа и начале сентября. В сентябре уборка длилась не более 7-10 дней (из-за тех же дождей) и основную часть пришлось убирать в октябре. В середине октября произошла снежная буря, которая отодвинула сроки окончания уборки ещё на неделю.

2. Удивительно, но в этом году проблемы были только с септориозом, который начался очень рано. Эпифитотий стеблевой и листовой ржавчины удалось избежать. Фунгицидная обработка проводилась на всей площади посевов. Качество пшеницы было намного лучше, чем в прошлом году.

3. Минеральные удобрения в этом году нами не применялись. Объём применяемых СЗР остаётся высоким из года в год.

4. На затраты по уборочной кампании повлияла выросшая стоимость солярки (это самая главная проблема для нас сейчас) и увеличившиеся тарифы на перевозку зерна (стоимость услуг перевозчиков без учёта стоимости солярки). У нас нет сушилки, и всё зерно мы вывозим сразу на элеватор. Тарифы на сушку зерна были достаточно высокими, что также повлияло на увеличение затрат. Мы не устанавливаем цену на зерно, эту цену устанавливает рынок, исходя из спроса и предложения. Рынку не важно, какая у нас в этом году себестоимость выращивания пшеницы. Таким образом, главнейшая проблема для нас - это увеличивающаяся из года в год стоимость солярки. Льготной солярки хватает не всем и не всегда.

5. В этом году рынок оказался благосклонен к фермерам при формировании цен на зерно, и цены в тенге гораздо выше, чем в прошлом году.

6. Самостоятельной реализацией зерна мы не занимаемся, но знаю со слов трейдеров, что проблема как с вагонами, так и с логистикой существует и её нужно решать. Спрос на казахстанскую пшеницу (как мягкую, так и твёрдую) на мировых рынках остаётся высоким, особенно в Средней Азии после того, как эти страны стали развивать свою мукомольную промышленность. Но проблема доставки на эти рынки сдерживает спрос. Как оказалось, вырастить и убрать пшеницу в сложных погодных условиях оказалось легче, чем загрузить её в вагоны и доставить по назначению. В этом направлении ещё много предстоит сделать.

7. Мы не планируем менять торговую политику, так как торговлей зерном, по сути, не занимаемся. Когда нужны средства – то продаём, когда можем придержать объём – придерживаем. Стратегия проста – мы дробим продажи (часть продаём весной, часть зимой, часть весной), вот и вся нехитрая торговая политика. С ценами – как повезёт.

8. В долгосрочных планах – заняться производством рапса, но к этому нужно хорошо подготовить инфраструктуру. В кратко- и среднесрочной перспективе мы ничего менять не будем, стараемся вырастить как можно более качественную пшеницу. Я верю в то, что казахстанская высокобелковая пшеница найдёт своего покупателя, так как это сделала казахстанская твёрдая пшеница за очень короткий срок, пробив себе путь в Европу.

 

Ерлан Тоткушаков,

председатель СПК Ертыс, Павлодарская область

1. В северных регионах в этом году отмечались частые проливные дожди, что сильно повлияло на качество продукции, а сроки уборки сдвинулись. Каждый наступающий сезон приносит новые вызовы, и мы должны быть готовы к ним. Этот год задал много вопросов – по увеличению объемов хранения, логистике, управлению ценовыми и погодными рисками, дальнейшему обновлению высокопроизводительной техники.

2. Погодные условия повлияли на качество зерна, появилась пшеница 4 и 5 класса, раньше этого не было. Что касается масличных, затянулся вегетационный период у подсолнечника, соответственно сдвинулись сроки уборки. Уборка подсолнечника, вероятно, перейдет в январь. По болезням наш регион находится в менее увлажненной зоне и ранее заболевания практически не возникали, но в этом обильном на осадки году был септориоз и фузариоз, что повлекло многократные фунгицидные обработки.

3. Объем используемых минеральных удобрений уменьшился в сравнении с прошлым годом, одна из причин – это неудобная система субсидирования, а также серьезные нарекания к качеству поставляемых удобрений и рост цен. Затраты на СЗР растут, увеличивается стоимость препаратов, а мы работаем по технологии, которая предполагает 2-3-кратную гербицидную обработку.

4. Затраты увеличились в разы: выросли тарифы на авто- и ж/д перевозки, а также затраты на топливо для снижения влажности культур и цены на ГСМ, увеличилось количество потребляемого топлива в условиях работы при низких температурах. Практически вся затратная часть привязана к доллару – ГСМ, запчасти, техника и оборудование.

5. Мы работаем напрямую с экспортными покупателями, что позволяет продавать продукцию по хорошим ценам. Например, по цене стоимости пшеницы 3 класса, которую объявила Продкорпорация, мы реализуем пшеницу 4 класса.

6. У кооператива есть собственный элеватор. В этом году из-за большой доли влажного зерна было принято решение оставить сухое зерно на хранение непосредственно в хозяйствах, а на элеватор принимать для сушки влажное зерно с целью доведения его до хорошей кондиции.

Проблема с вагонами ежегодная – срываются сроки поставок по двум крупным контрактам, несем репутационные и финансовые издержки.

7. Как я уже говорил, мы работаем на экспорт, напрямую с покупателями. Торговая политика уже выстроена. Задача, которую мы сейчас ставим перед собой, это исполнить все свои обязательства по поставке продукции, и мы ее исполним, чего бы нам это ни стоило.

 

Павел Лущак,

директор ТОО «Найдоровское», Осакаровский район, Карагандинская область

1. Погодные условия этого года очень усложнили уборку: в августе выпало 108 мм осадков, что превысило привычный нам уровень (28 мм) почти в 4 раза. Из-за этого сдвинулись сроки уборки. Лен и чечевицу обычно снимаем 22-23 августа, в этом году работы стартовали в начале сентября; жатва зерновых передвинулась с 5 сентября на 16 сентября, а чем больше сдвигаются сроки, тем сложнее уборка. В октябре также было много осадков – 120-130 мм. Думаю, в этом году вместо обычных 270-280 мм выпало около 400 мм.

2. Безусловно, погода оказала влияние на качество зерновых и масличных. 2-3 раза мы провели фунгицидные обработки из-за необходимости: за счет того, что полученные всходы были густыми, растения плохо продувались.

В августе – период, когда начинается налив колоса и происходит формирование качественных характеристик – выпало большое количество осадков, что повлияло в результате на качество зерна. 90% собранной пшеницы было 3 и 4 класса, а не 3 класса, как обычно. Несмотря на то, что часть полученной продукции 4-5 класса, это не привело к убыткам и не ударило по доходности, так как цена на пшеницу 5 класса в районе 45 тыс. тенге за тонну (в прошлом году – 39 тыс. тенге). В этом году наше хозяйство получило хорошую урожайность: на 11 полях – от 30 до 50 ц/га, на 3-4 тыс. га – от 20 ц/га и выше. Очень хорошо показатели у ячменя: урожайность – 25-30 ц/га, цена – 46-47 тыс. тенге/т, себестоимость – 35 тыс. тенге на 1 га. Нужно понимать потенциал земли: при урожайности 30 ц может снижаться качество, если не соблюдать технологии.

В этом году мы участвовали в пилотном проекте точного земледелия, который проводился под кураторством Казахского аграрного университета им. Сакена Сейфуллина. Для этого было выделено 1 тыс. га, взят агрохимический анализ почвы, дифференцированно вносились семена и удобрения, использовались спектральные снимки спутника. На демонстрационном поле сорта Австрийский дурум с площади 300 га получили валовой сбор 1505 тонн, урожайность – 50,2 ц/га. Обновили на богаре карагандинский рекорд по урожайности казахстанской селекции – 47 ц/га, ранее рекорд был 46,5 ц/га. Семена у нас только суперэлита, элита и первой репродукции, так как мы предпочитаем работать с семенным материалом, обладающим высоким потенциалом. Государством субсидируется 60 тонн, но мы приобретаем 200 тонн элиты.

3. Да, мы используем минеральные удобрения. В т.г. объем внесения минудобрений уменьшился по сравнению с прошлым на 4 вагона (2017 г. – 12 вагонов, 2018 г. – 8 вагонов). Причина – недополученные вагоны из-за их дефицита. Сам процесс утверждения списков на субсидирование длительный, а без них не получить удешевленные удобрения. Затраты на СЗР выросли, так как применяли большее количество обработок.

4. Каждый год мы используем сушилку: или начинаем рано косить, когда повышенная влажность, а затем сушим, или, как в этом году, сушили собранное зерно из-за дождей. Стоимость ГСМ выросла на 30%, мы получали удешевленное топливо, но его было недостаточно. Урожайность выросла в 1,5 раза, соответственно вырос ФОТ, поскольку работники получают сдельную оплату от валовой продукции.

5. Что касается цен этого года, то это не цены пошли вверх, а рост курса доллара обусловил рост цен в тенге. Пшеница 4-5 класса была в прошлом году 37-38 тыс. тенге за тонну, сейчас – 45 тыс. тенге. Лен – 250-260 евро.

6. Нехватка вагонов приняла системный характер. Особенностью этого года можно назвать хороший урожай, элеваторы заполнены с начала октября. Когда пошло влажное зерно, его не стали принимать. Вагоны отсутствуют не первый год, но эта проблема не должна затрагивать фермеров, которые справились со своей задачей – вырастили хороший урожай.

Чтобы разгрузить транспорт, необходимо ставить терминалы на границе и объявлять специальной зоной. Ведь в Узбекистане и Афганистане вагоны используют как склады. Президент поставил перед фермерами задачу за 5 лет увеличить производительность в 2,5 раз. Это можем выполнить, если увеличить урожайность в 1,5 раза и эффективно использовать ресурсы. Но куда девать выращенный урожай? Наша продукция ценится на международном рынке, ее хотят и готовы покупать, поэтому необходимо срочно решать проблемы с логистикой. Нужен крупный игрок, который в сезон может поставить вагоны.

7. В дальнейшем планируем увеличить площади под твердой пшеницей с 1,3 тыс. га до 4-5 тыс. га. Что касается подсолнечника, то лучше всего эту культуру получается выращивать на востоке. Мы сеем гибриды, которые имеют высокую стоимость за посевную единицу, применяем дорогие препараты, а урожайность 12-15 ц/га, то есть экономика невысокая. В рамках программы цифровизации попробовали посеять озимый тритикале. Ценность данной культуры обеспечивает белок, который отличается повышенным содержанием аминокислот, а поскольку культура озимая, то ее уборка начинается раньше. Плюс урожайность выше, чем у люцерны, да и стоимость за тонну тоже.

8. В этом году общая посевная площадь составила 15,8 тыс. га, прежде – 18 тыс. га. Часть земель сертифицируем под органическое производство. Переходный период составил 3 года, сертификат получили, продукцию планируем продавать в Канаду, Европу и Америку. Спрос на органическую продукцию растет на 15-20% ежегодно. В ближайшие 10 лет не будет проблем со сбытом. Лен выращиваем стабильно, он занимает свое место в севообороте.

 

Жомарт Омаров,

генеральный директор ТОО «Астраханское», Аккайынский район, ТОО «Шагала Агро», ТОО «Сервис Жарс», Кызылжарский район, Северо-Казахстанская область

1. В целом год неблагополучный, начиная с холодной весны. Поздний сев отодвинул сроки уборки. Обычно мы первой сеем чечевицу – культуру с коротким сроком вегетации, как правило, до 20 августа, затем делаем десикацию и через неделю, 24-25 августа, снимаем до начала основных уборочных работ. В этом году 24-25 августа пошел дождь, причем лил не переставая. Потом ждали, пока подсохнет, в итоге к уборке смогли приступить только 10 сентября, тогда как обычно на эту дату убирали 10-15% от общей площади. В хозяйствах разных регионов сложилось по-разному: в северных районах были дожди, а в южных не было. Уборку завершили к 10 октября.

2. Дожди повлияли на урожайность и качество зерновых – собрали в основном 4 класса при урожайности 17-18 ц/га против 21-22 ц/га в прошлом году. По вегетации были такие болезни, как фузариоз, ржавчина – проводили 5-кратную фунгицидную обработку; на рапсе было много гусеницы капустной моли.

3. Минеральные удобрения получили в прежнем объеме – 600 тонн, вносили по рапсу и на пары. Расходы на СЗР растут как по цене, так и по количеству обработок, без химии на хороший урожай рассчитывать не стоит.

4. Выросли затраты на сушку, т.к. влажными убирали все сельхозкультуры. Соответственно расход ГСМ увеличился еще и на сушку. Цена выросла по сравнению с прошлым годом на 25% – 172 тенге. Себестоимость продукции в т.г. отмечается высокая: выросли затраты на запчасти, растет стоимость техники... Но продаем урожай за ту цену, какую дают. Ситуация хоть и сложная, но работать будем.

5. Цены выросли по сравнению с прошлым годом в тенге. Так, цены на пшеницу 4 класса 2017 г. отмечались на уровне 34-35 тыс. тенге за тонну, а в т.г. – 45-48 тыс. тенге; 3 класса – от 52 тыс. и выше. Хорошая цена на ячмень – 45 тыс., рапс – 125 тыс. тенге, а также лен – 110 тыс. тенге.

6. Проблема в том, что вагонов снова не хватает. Государство должно помогать с закупкой сельхозпродукции: продавать, находить рынки сбыта, продумывать логистику.

7. У фермера нет гарантии твердой закупочной цены, можно сказать, работаем вслепую. Продкорпорация должна контрактоваться со странами и объявлять цены в мае-июне, а не в ноябре, как сделала это в текущем году. Например, я продумываю свою стратегию сразу, когда вижу подходящую цену, поскольку у меня есть обязательства по зарплате, финансовые обязательства по технике, купленной в лизинг, и другое

8. Мы выращиваем культуры, которые растут в нашей зоне, согласно требованиям севооборота. Из этого и исходим всегда.

 

Фарид Абитаев,

генеральный директор, агрохолдинг ТОО «Астана-Бизнес», г. Усть-Каменогорск, Восточно-Казахстанская область

1. В этом году как никогда весенние осадки и холод помешали раннему проведению весенне-полевых работ. Отличительной чертой поздней посевной стали осадки. Культуры, которые имеют более поздний срок созревания (например, кукуруза или подсолнечник), оказались под осенними дождями. За время посевной было зафиксировано понижение до минусовой температуры трижды, а также снегопады, в результате чего сроки сева более чувствительных к температуре почвы культур (подсолнечник, кукуруза, соя и т.д.) сдвинулись ориентировочно на 10 дней. И даже если кто-то засеял раньше, то ввиду холодной почвы всходы получили только через 20 дней, а не через 10, как обычно. Так, из-за прохладной весны с осадками сроки сева сдвинулись примерно на 7-10 дней. В результате на 10–15 дней сдвинулась уборка. Как показывает опыт последних лет, только хозяйства, которые имеют значительный перевес в силе и технике, успевают в короткие, сжатые сроки провести посевную и уборочную кампании. Поэтому в этом году как никогда актуальным стала обеспеченность техникой на высоком уровне. Также убрать в сроки более-менее качественный урожай успели еще и те хозяйства, которые соблюдают севооборот, в котором 10-15% приходится на кукурузу и на подсолнечник. А те хозяйства, которые посеяли 30-35% (бывает, и до 50% доходит), оказались в неприятной ситуации, т.к. пришлось убирать влажную культуру. Дополнительно возникали проблемы с сушилками и потерями при уборке. Сложившаяся ситуация подтверждает, что фермерам нужно четко придерживаться севооборота и рассчитывать свои силы. Кроме этого, тем агроформированиям, которые сеют кукурузу, необходимо иметь собственную сушилку. В этом году те, кто посеяли кукурузу в большем количестве, чем могут просушить, получили проблемы и с уборкой, и с сушкой, и с последующей реализацией: когда в кукурузе появляются микотоксины, ее никто не покупает, кроме спиртовиков.

Что касается изменившихся погодных условий, со стороны целинных регионов (Костанайской, Акмолинской и Северо-Казахстанской областей) шли обильные осадки летом, поэтому те, у кого не хватало мощностей провести в короткие сроки одну и более фунгицидных обработок, пострадали от множества грибковых заболеваний. В некоторых хозяйствах наблюдалось такое: вроде колос есть, а внутри зерно несформированное или наблюдалась пустоколосица, либо зерно было настолько щуплое, что урожайность оказывалась в 2-3 раза ниже видовой. Это результат жестких погодных условий, с которыми сталкиваются аграрии в последние 5 лет. Все годы неординарные, растения постоянно находятся в состоянии стресса, плюс ко всему аграрии сеют больше, чем могут обработать и убрать. Выйти из сложившейся ситуации можно только при строгом соблюдении севооборота и сеять по своим возможностям, если нет – то паровать, на парах побороться с сорняками, подкормить и на следующий год накопить влагу – это для целинных регионов; для восточных областей основные проблемы связаны с накоплением болезней в почве, а это несоблюдение севооборота, увлечение площадей под подсолнечником до 50%. Я знаю, что многие поехали в другие страны обучаться методам борьбы с болезнями, хотя есть простое слово – севооборот, который позволяет эти болезни не допускать: сеять подсолнечник 10-15%, тогда и болезней не будет.

2. Что касается качества урожая, то из-за дождей в целинных регионах есть проблемы с поражениями грибковыми заболеваниями. В тех местах Восточно-Казахстанской области, где много посеяли кукурузы и не рассчитали силы по сушке, зерно лежало во влажном виде в буртах, в результате чего появились микотоксины. Наше хозяйство имеет сушильные мощности с очень большим запасом, поскольку мы занимаемся семеноводством. При сушке семян температура подается не больше 40-45°C, чтобы не потерялась всхожесть, соответственно производительность в таких условиях падает. Товарную продукцию мы можем сушить при 120°C, при этом производительность вырастает более чем в 10 раз. Советую всем фермерам иметь собственные сушильные мощности для сушки влажных проблемных культур.

3. На протяжении 7 лет мы неизменно используем 100 кг аммофоса и 200 кг аммиачной селитры на гектар, что поддерживает показатель урожайности на стабильном уровне. Поскольку мы намерены в дальнейшем увеличивать уровень урожайности, в более сухой период и в последующие фазы после кущения планируем добавлять еще и жидкие удобрения. Например, на состоявшемся в т.г. агрохимическом форуме в Таразе, в котором наша компания также принимала участие, мы узнали, что для достижения уровня, при котором продукция в Европе считается неорганической, нам можно увеличить показатель использования удобрений в 3 раза. Это свидетельствует о том, что резервы по применению удобрений в Казахстане очень большие, только надо ими правильно пользоваться.

4. В мире из-за засухи цена на зерно выросла на 10-15%, плюс ко всему на внутреннем рынке из-за валютного курса в тенге стоимость зерна также увеличена на 10-15%. Соответственно, мы продаем пшеницу на 20-25% дороже, чем в прошлом году. Это обусловлено мировыми тенденциями роста цен на зерновые и масличные. Если смотреть стратегически на 10–15 лет вперед, цены однозначно будут только расти в связи с мировым сокращением пахотных земель и увеличением спроса на культуры, используемые в животноводстве. Мировое потребление мяса растет и спрос на него тоже. Для производства 1 кг мяса нужно больше культур, чем на производство, например, 1 продукта переработки товарной пшеницы. Иначе говоря, люди все больше едят мясо, для производства которого нужно кормить скот, что приводит к востребованности зерновых и масличных в мире.

5. Из года в год повторяются проблемы с вагонами. В странах ЕАЭС, в частности и в Казахстане, в результате политических и экономических моментов образовался дефицит вагонов. Дело в том, что КТЖ передал все зерновозы компании-перевозчику «Астык Транс», которая продала россиянам вначале миноритарную, а потом мажоритарную долю, в результате чего вагоны уходят с рынка Казахстана, создавая дефицит. Стратегическое направление почему-то было продано иностранным партнерам. Может быть, рассчитывали строить свои вагоны, а старые продать, но в конечном итоге собственные вагоны строить не получилось по ряду причин (литейное производство и металлообработка отстают). Результат налицо: сегодня острый дефицит не только зерновозов, но и крытых вагонов, полувагонов, платформ и спецвагонов. Дефицит образовался на всем пространстве СНГ. Чтобы устранить образовавшийся дефицит вагонов в Казахстане, можно попробовать насыщать парк вагонов закупками. Дело в том, что казахстанские производители не могут изготавливать самое главное – шасси, их нужно только покупать, верхнюю же часть вагона можем производить сами.

Эта ситуация будет усугубляться. С применением новых культур и средств защиты растений во всех регионах урожайность возросла. Так, производство будет только расти, но проблемы с логисткой могут остаться на прежнем уровне. Выгодный вариант – скармливать зерно животным и отправлять мясо автотранспортом в Китай, Узбекистан и т.д. Однако это стратегически длинная программа. Минсельхоз в данном направлении работает, наверное, туда и надо двигаться.

При отгрузке с элеваторов, помимо дефицита вагонов, возникают проблемы и угрозы, являющиеся следствием монополизации агрохолдингами элеваторных мощностей. На сегодняшний день холдинги находятся не в лучшем финансовом состоянии, как и подконтрольные им элеваторы. В первую очередь они обслуживают свои хозяйства, во вторую – других участников рынка. Еще риск состоит в том, что, попав в финансовый шторм, они начали сезон не в лучшем финансовом и техническом состоянии, а значит, есть риски заморозки складских остатков банками, которые претендуют на дебиторскую задолженность. Кроме того, есть также компании, которые, имея подконтрольные им элеваторы, «выкручивают руки» фермерам, чтобы те продавали свою сельхозпродукцию сперва им и не имели самостоятельного права выбора на реализацию другим приобретателям. Это не совсем рыночный механизм, но, тем не менее, он существует сегодня: не дают отгружаться с элеватора, пока не продашь часть урожая самому собственнику по его цене. Поэтому осталось немного финансово устойчивых элеваторов, которые честно работают, и зерновые трейдеры ими дорожат, стараются отгружаться с них или сами приобретают такие элеваторы, что влечет за собой опять-таки нерыночные подходы к приоритетности отгрузки. И все вращается по одному и тому же кругу. Фермеры не имеют сегодня элеваторов, лишь единицы, это тоже дополнительная нагрузка, не свойственная им. У аграриев одна задача – вырастить, сохранить и сдать свой урожай. Возможно, всем надо стремиться строить у себя нелинейные склады с элеваторными сушилками и пытаться с них торговать на линейные. Правда, отсюда возникают услуги по перевалке, но, я думаю, что они значительно ниже, чем те издержки, которые аграрии несут сейчас, сохраняя и реализуя продукцию через собственников элеваторов, в том числе недобросовестных.

6. Казахстан не является определяющим торговцем на рынке зерновых и масличных культур. Мы работаем, к сожалению, с оглядкой на Россию и Украину, на урожай, который они собирают, и на мировую цену. Сегодня все, что происходит на этих рынках, влияет на ценообразование. Если говорить о том, на что влияют аграрии, то в первую очередь, это себестоимость продукции, а во вторую – могут угадать нужный момент для реализации. Все эти факторы каждый из фермеров определяет, исходя из своих финансовых потребностей либо из следующего подхода: определяют для себя цель и ждут, к примеру, 100 тыс. тенге на подсолнечник или 50 тыс. на зерно. Методы самые разные, но в основном – это «палец по ветру» и реализация, когда вздумается. А кто-то просто ждет. Я знаю фермеров, у которых есть пшеница 2-летней давности. Сколько людей – столько и мнений. У меня есть свое, абсолютно четкое понимание, что продавать надо, исходя из складывающейся конъюнктуры рынка, и выбирать оптимальные периоды для продажи. У нас своя стратегия: мы продаем семена, а товарную продукцию стараемся переработать и воспользоваться продуктами переработки, например, жмых использовать в качестве корма для коров, и в результате получить мясо как продукт с добавленной стоимостью. Таким образом, наша торговая политика текущего года: больше реализовывать через переработку либо через животноводство, и через продукты переработки получать дополнительную маржинальность.

7. У нас к севообороту подход очень жесткий, это как устав в армии: условно говоря, он должен быть написан один раз на 10 лет. Отклонения от нашего 10-польного севооборота могут быть только в пределах 10%. В этом наше отличие от многих аграриев, которые допускают движения из стороны в сторону: то гречиху сеют, потому что она стоит 300 тенге, то подсолнечник, потому что подорожал, то в рапс «кидаются». Опыт показывает, что четкий севооборот – это абсолютно правильный подход с точки зрения отношения к земле, борьбе с сорняками и болезнями. В конечном итоге в погоне за сиюминутной выгодой в одном году ты стратегически проигрываешь в последующих годах: накапливаются болезни, земля истощается и т.д. Мы собираемся на этой земле долго работать, поэтому четко придерживаемся севооборота. Единственное, что мы можем допустить, в зависимости от роста поголовья, увеличить площади под силос и фуражные культуры. Но их процентное соотношение можем увеличить только в рамках севооборота в соответствии с ростом кормовой базы, что соответствует нашей стратегии.

8. Уборка была неординарной. Из-за специфики изменения климата ни один год не похож на предыдущий. Нужно быть готовым ко всему, даже к самым худшим раскладам. Чтобы минимизировать ущерб, необходимо вовремя сеять и сеять столько, сколько можешь убрать, а также четко соблюдать севооборот и технологию сева. И тогда успеху некуда будет от нас деваться. Нет у нас типичных годов, каждый год стрессовый и для людей, и для растений, поэтому к каждому году нужно готовиться как к «последнему бою», и тогда точно хватит «патронов», чтобы выиграть сражение.

 

Подготовила Дина Есенова,

редактор журнала «Агробизнес.Казахстан»

Комментарии

Вы должны быть авторизованы для того, чтобы оставить комментарий

Похожие статьи